Евгений МИРОНОВ в Саратове: "Солженицын умер счастливым!"

2008-09-25

Напомним, что 4 августа этого года на 90-м году жизни скончался Александр Исаевич Солженицын

— Евгений Витальевич, расскажите о вашей встрече с Солженицыным…

— Ой, так не хочется всуе говорить!… У меня было две встречи с Александром Исаевичем, и несколько раз говорили по телефону. Он позвонил первый и сказал, что посмотрел фильм «Идиот», что ему понравилась работа, и что премию Солженицына присудили режиссеру Бортко, а также мне как артисту. Раньше эта премия присуждалась только писателям, филологам. После этого мы еще несколько раз разговаривали по телефону, а потом случилось, что я должен был играть Нержина «В круге первом» по роману Солженицына. И тогда я сказал Глебу Панифилову, что должен поехать к писателю, ведь Нержин — прототип самого автора. В гостях у Солженицына я познакомился с его супругой Натальей Дмитриевной , совершенно потрясающей женщиной. Я приехал к ним домой на дачу, которая находится в черте Москвы, но уже почти в лесу. Кстати, Говорухин недавно снял фильм про американский период писателя, и этот московский дом оказался очень похож по обстановке, будто переместился космически на то же самое место. Когда я шел туда, волновался, потому что с одной стороны мне хотелось познакомиться с этим великим человеком, а с другой — у меня была конкретная задача, как у артиста, подсмотреть, узнать какие-то черты в нем, найти, открыть…
Короче, противно было мне! В это момент моя профессия была мне противна, потому что надо было подсматривать, а хотелось расслабиться и просто поговорить… Но все-таки я подсмотрел две вещи. Первая — замечательная фраза, которую он мне сказал, просто так сказал: «Каждый день поступком отпечатывать свой жизненный путь». Я ее записал и вставил в уста Нержина. Александр Исаевич так делал, так жил, и для него это было очень естественно. А во-вторых, я увидел, как он пишет мелким-мелким почерком. Это такая лагерная привычка — экономить бумагу.

— А последняя ваша встреча с Солженицыным… Какие ваши впечатления?

— Он работал до самого последнего… Вторая моя встреча была за месяц до его смерти. Он тоже сам пригласил, и я обещал ему привести некоторые свои фильмы, которые он не видел. Это — «Превращение», «В августе 44-го», «Мусульманин». Мы так хорошо поговорили! И Александр Исаевич такой был счастливый! Хотя у него уже не работала левая рука. А ведь он был больной,совсем больной, ему сделали полтора месяца назад сложнейшую операцию на дому… Но он светится буквально глазами! Говорит, как сейчас помню: «Женя, я такой счастливый человек, я сейчас еще могу писать!» Это меня так потрясло! Я рассказал про театр Наций. «Ой, какое дело хорошее! — ответил он. — Ой, но я не знаю… на открытие не знаю.. как же мне дожить-то?!.. Но я вам напишу поздравление!» А потом говорит: «Я настолько смерти не боюсь! Вот сейчас откроется дверь, и она войдет, не боюсь!» И все время пил холодный морс, просил: «Наташа, Наташа, морс! Самый-самый холодный!» Ему хотелось еще каких-то радостей… И чувствовал он себя, несмотря на то что болел, в принципе хорошо. Я его спросил: «Все-таки я не понимаю, хоть убейте меня! Вы сами променяли эту шаражку и самовольно пошли в лагерь, на смерть пошли!..» Кто видел «В круге первом», понимает: это сносное заключение, где заставляли работать ученых, и и хлеб черный с маслом им был обеспечен. Я говорю ему: «Можете мне объяснить, что вами руководило, какой процент вообще остаться в живых?» А он отвечает: «Что мне помогало? Вера в справедливость!» Вот такой человек… Его смерть — страшная неожиданность, хотя и лет ему было много. Мы потеряли какую-то стену в лице этого немощного старика!




Новости
RSS
Саратовская область
Административный центр
Крупные города
История Саратова
География и климат
Экономика
История
Культура
Администрация Области
Обратная связь





Яндекс.Погода


.